«Диктофон». «Хотелось»

Темы насилия, инцеста, тотема и табу на дебютном альбоме ретронуарного проекта Антона Макарова

текст: Александр Нурабаев
Detailed_picture© Полина Липезина

Гитарист, аранжировщик и настоящий трудоголик Антон Макаров в этом году спродюсировал ряд заметных записей, среди которых пластинка «Мир Другой» блюз-рокера Mika Vino и недавний альбом «Станция Отдых» ветеранов инди-сцены — группы «Сансара». Настал черед и собственного проекта «Диктофон», пока что не имевшего полноформатного релиза, но изрядно подогревшего интерес к себе синглами «Космонавт», «Инвалид» и «Поле чудес». Поклонники должны быть довольны: «Хотелось» — это цельная, выдержанная работа с узнаваемым темным — или, как определяет сам Макаров, «ретронуарным» — звуком, к тому же демонстрирующая очевидный прогресс в работе с русским языком (ранее музыкант сочинял преимущественно на английском. — Ред.). Как всегда, Антон единолично все придумал, записал, свел и сыграл на всех инструментах. Для премьеры на COLTA.RU «самородок из Жуковского» ответил на пару-тройку наших вопросов.

— «Хотелось» — по сути, твой второй сольный русскоязычный альбом после пластинки «Черный кабинет» 2016 года, которой ты остался недоволен, в частности, цитирую — «из-за неверно найденной корреляции музыки и музыкальности слога». Как с этим обстоят дела на новом альбоме?

— Кажется, что я нашел свое место в роли наблюдателя за событиями вокруг, поэтому процесс стал более естественным, чем перевод условных английских фраз на русский. Оказалось, что язык — классный конструктор и игрушка для ума, хотя «поэтичность» и «талант», на мой вкус, — слова, далекие от моих текстов. Может быть, во мне говорит некая скромность, но не могу не отметить, что меня крайне удивил тот факт, что новые песни (а именно — те, которые выходят под эгидой проекта «Диктофон») плотно засели в плеерах слушателей, а люди на концертах подпевают строчки. Иной раз это сильно трогает, как на презентации сингла «Инвалид» в Питере. Чаще всего многие события я драматизирую и вижу в черно-белых, мрачных красках. Отсюда и взялся весь этот флер черного юмора, хотя темы на альбоме «Хотелось» мне действительно важны и дались порой трудно для оформления этих мыслей в тексты и песни. Здесь есть и архетипические фрейдовские темы любви и жизни, как в «Хуже некуда» или «Еще еще еще», и интерсекс-люди в «Инвалиде» или насилие в «Убери свои руки прочь». Мне она, кстати, пожалуй, больше всего нравится в корреляции музыкальности слога и музыки на альбоме. Моя черная ирония заключалась в том, чтобы взять наиболее прилизанный звук и посмотреть, как в этом блендере уживаются темы насилия, инцеста, тотема, табу и прочих сложных аспектов жизни. На альбоме есть несколько строчек, которыми я недоволен, но в целом я рад, что не переписал «Черный кабинет», а сделал что-то более добросовестное и честное. Хотя бы с моей стороны.

© Полина Липезина

— Лирический герой, представленный на «Хотелось», — такой типичный блюзовый персонаж. Романтичного склада загадочный парень, которому не очень везет в любви или же он от нее бежит. Как сформировалась эта эстетика?

— Лирический герой — явно нездоровый паренек. Мне как автору хотелось бы с ним не ассоциироваться и оставить его за скобками своей жизни, хотя, безусловно, личностный фильтр всегда имеется. Даже в толстой книжке «История советского джаза» поднимается тема корреляции личности музыканта и того, что он играет или поет. Но мне понравилось, что чем больше я наблюдаю, а не являюсь героем, тем трезвее могу оценить обстановку. Чтобы такой лирический герой родился и жил в своем естественном мире, автору оказалось необходимо оставаться на нейтральной стороне, чтобы ставить его в крайне неловкие положения и давать ему непростые реплики. Но это работает для меня, а для другого такого «автора» по-другому. Дам спойлер, что следующий релиз я планирую сделать о животных. Там столько инстинкта, грусти, неоправданных действий и печали, которые можно природно отнести к человеку, что я уже разворачиваю свои наблюдательные базы там.

— На альбоме практически нет гитарных соло и вообще рок-боевиков, к которым ты тяготел первые пять лет карьеры. Да и в целом работа получилась преимущественно меланхоличная. Почему так?

— Гитарные соло — это прекрасный способ реализовать свое эго, и порой это красиво, порой это безобразно. Мне как человеку, который снимал Ричи Блэкмора в детстве, конечно, очень нравятся гитарные соло, но сегодня я работал над другими вещами — над песнями, текстами, звуками, темами и созданием единого полотна. Там не оказалось места для «поливалова», чему я очень рад, на самом деле. Но это был неосознанный выбор — просто место оказалось занято повествованием, действующими лицами песен и т.д. Мне вообще, наверное, подсознательно хотелось размыть ощущение, что кто-то выпирает вперед и солирует. Скорее, мне было важно, чтобы это звучало органично. Вообще если так дело пойдет, то я не прочь передать инструмент кому-то в «Диктофоне» и сфокусироваться на повествовании и вокале. Но пока это трио, и оно звучит хорошо в своей меланхолии. Плюс ты знаешь мою любовь к образному мышлению в плане инструментала, и там по факту на концертах есть классные моменты для солирования. Но никто не знает: вдруг следующий релиз начнется с десятиминутного соло?


Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговорВокруг горизонтали
Григорий Юдин о прошлом и будущем протеста. Большой разговор 

Что становится базой для массового протеста? В чем его стартовые условия? Какие предрассудки и ошибки ему угрожают? Нужна ли протесту децентрализация? И как оценивать его успешность?

1 декабря 20226413
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь»Вокруг горизонтали
Герт Ловинк: «Web 3 — действительно новый зверь» 

Сможет ли Web 3.0 справиться с освобождением мировой сети из-под власти больших платформ? Что при этом приобретается, что теряется и вообще — так ли уж революционна эта реформа? С известным теоретиком медиа поговорил Митя Лебедев

29 ноября 20222124
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?»Вокруг горизонтали
«Как сохранять сложность связей и поддерживать друг друга, когда вы не можете друг друга обнять?» 

Горизонтальные сообщества в военное время — между разрывами, изоляцией, потерей почвы и обретением почвы. Разговор двух представительниц культурных инициатив — покинувшей Россию Елены Ищенко и оставшейся в России активистки, которая говорит на условиях анонимности

4 ноября 202211627
Чуть ниже радаровВокруг горизонтали
Чуть ниже радаров 

Введение в самоорганизацию. Полина Патимова говорит с социологом Эллой Панеях об истории идеи, о сложных отношениях горизонтали с вертикалью и о том, как самоорганизация работала в России — до войны

15 сентября 202212105
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202267085