Великая дюжина

12 исторических альбомов 1967-го, которые изменили поп-культуру, — и как их восприняли современники

текст: Виталий Волк
12 из 12
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    12. ДекабрьLeonard Cohen — «Songs of Leonard Cohen»

    В 1965 году разменявший четвертый десяток Леонард Коэн отправился в Нэшвилл, рассчитывая стать исполнителем кантри, но в итоге оказался в нью-йоркском Гринвич-Виллидж и стал писать песни. К этому моменту он уже был относительно известным в родной Канаде поэтом и писателем, но эта известность ничего не значила в США. Певица Джуди Коллинз, у которой ему удалось добиться аудиенции с помощью знакомого канадца, взяла две его песни для своего альбома «In My Life»; она же надоумила его начать петь и выступать самому, потом он подружился с Лу Ридом и Нико, попался на глаза продюсеру Джону Хаммонду, который искал «нового Боба Дилана», — и все завертелось.

    Дебютный альбом немолодого, немодного и меланхоличного канадского барда собрал в момент выхода резко поляризованную критику — например, Артур Шмитт из Rolling Stone написал, что на альбоме три отличные песни, одна хорошая, три плохие, а три — «горящее дерьмо» (это цитата) и что Леонард Коэн — прекрасный поэт, но это еще не делает его хорошим сочинителем песен. А критик New York Times Донал Хенахан без восторга поставил его «где-то между Шопенгауэром и Бобом Диланом по шкале отчуждения». Пластинка тем не менее пришлась по вкусу образованной молодежи и разошлась неплохим тиражом, а спустя полвека стало очевидно, что она была феерическим стартом гениального сочинителя песен.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
В разлуке
Письмо человеку Икс 

Иван Давыдов пишет письмо другу в эмиграции, с которым ждет встречи, хотя на нее не надеется. Начало нового проекта Кольты «В разлуке»

21 мая 2024971
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202326478
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202330437